30 октября 2020 в 16:33

Цена квартиры в центре: керчанина собственные родители сделали бомжом

Чтобы не потерять возможность жить в квартире Руслан Глуховеря более 2 лет не выходил из квартиры, пока приставы не вывели его на улицу. Неделю Руслан ночует на улице. Свою историю мужчина рассказал Керчь.ФМ.

«Мы жили простой советской семьей. Мама работала снабженцем в СП «МИС», а отец радистом на рыбаках. В 1988 году на семью из 5 человек – мама, папа, я, сестра с маленькой дочкой — дали четырехкомнатную квартиру в новом кирпичном доме на углу Самойленко-Карла Маркса. Я учился в Одессе.

После учебы приехал в 1996 году и зарегистрировался в квартире. Никогда я оттуда не выписывался, никуда жить из Керчи не уезжал. После неудачного брака остался жить в квартире с сыном и своими родителями. Сестра с дочкой жили у себя в квартире, тоже в центре.

Отец попивал, скандалил, я тоже возмущался, так как ребенок в школу пошел, уроки нужно было делать, а тут нетрезвый дед бузит. А тут в конце ноября 2013 года родители сказали мне, чтобы я не возмущался, так как я здесь никто и собственности здесь никакой не имею. Как оказалось, они каким-то чудным образом приватизировали квартиру в 1999 году без меня. Притом, что я с 1996 года из квартиры не выписывался, никаких отказов от приватизации не писал. ЖЭК был от предприятия, где работала мама, все справки мне выдавали всегда без проблем, никаких документов на квартиру не требовали, у меня и мысли не было, что ее приватизировали.

Я обратился к юристу, но новогодние праздники, непонятная работа БТИ, суда, жэков и события 2014 года стали причиной того, что в суд заявление об отмене приватизации так и не попало. Потом началась история с украинским паспортом – у меня его постоянно воровали, как оказалось – родители брали, а возвращали, когда я вызывал полицию. Они стали писать на меня доносы, что я не получаю российский паспорт и живу в Крыму незаконно. В итоге ко мне пришли сотрудники миграционной службы, а когда узнали всю мою историю, то паспорт гражданина России был у меня на руках в течение нескольких дней. Но прописка там уже не стояла. Как оказалось, все эти истории с исчезновениями паспорта были для того, чтобы я не смог явиться в суд - по иску сестры, племянницы и родителей меня признали утратившим право пользования жилым помещением. В решении суда написано, что я не являюсь членом их семьи, за коммунальные услуги не плачу, вселен был как член семьи. Как ни странно, решение суда вступило в законную силу.

С тех пор меня пять раз пытались выселить. За это время мой семнадцатилетний сын поседел. Чтобы не лишиться жилья я 2 года и 1 месяц не выходил из квартиры. Сын в школу, из школы, за продуктами, погулять выходил, а я нет. В пятницы приставы вывели меня из квартиры, я успел забрать документы и разряженный мобильник. Сын сейчас ночует у своей мамы, а я на улице.

Я прекрасно понимаю, что все это из-за квартиры цена которой на сегодняшний день порядка 100 тысяч долларов, что для Керчи немаленькая сумма», — рассказал Руслан.

Действительно, в паспорте гражданина Украины стоит отметка о регистрации в квартире по Самойленко,14 с 27 сентября 1996 года. Штампа о снятии с регистрационного учета нет. Каким образом была приватизирована квартира остается только догадываться. Но факт остается фактом – государство «недогарантировало» право человека на жилище.